MEDORRHINUM
Страница 4

Истории двух братьев, у которых родители были людьми хрупкого сложения, иллюстрируют разнообразные возможности этого нозода. Первый из них, одиннадцатилетний мальчик, был крошечного роста и болезненного вида, что оказало на его характер дурное влияние. Для того, чтобы компенсировать свой рост недомерка, он стал низко задирать и обижать тех, кто младше его. Ему был назначен Medorrhinum 10M по нескольку раз в течение двухлетнего периода. Он вырос немного, но характер его, однако, заметно изменился к лучшему. Хотя он по-прежнему не мог отойти от малышей, но теперь уже стал их защищать, а не обижать.

Второй брат был хрупким шестнадцатилетним мальчиком, который, казалось, перестал расти навсегда (у него был мягкий характер, он держался в тени и настолько был подавлен другими членами семьи с сильным интеллектом, что само его тело отказывалось расти). Он пришел лечиться от хронически забитых носовых полостей с посленасморочной каплей, которая всё время вынуждала его шмыгать носом, чтобы втянуть густой, временами зеленоватый, едкий гной. Этот мальчик любил апельсины, мог съесть полдюжины апельсинов сразу («хочет апельсинов», Кент; Medorrhinum может также проявлять сильную тягу к жестким, зеленым, «неспелым фруктам», Кент), и по этой причине ему несколько раз прописывали Medorrhinum. За год он вытянулся на пять сантиметров, но после этого огромного скачка его тело уже не в состоянии было сделать большего, и он остался ростом 165 см.

У крепкого десятилетнего мальчика было ночное недержание мочи. Sulphur, Calcarea carbonica, Natrum muriaticum и Pulsatilla помогли только частично, поэтому врач решил обратиться к миазматическому уровню. Хотя Tuberculinum — это классический нозод для данных состояний, но привычки, проявляемые в учебе этим мальчиком, дали ведущие симптомы, характерные для картины Medorrhinum. Он был печально известен своими оттяжками в работе; откладывал всю работу, которая должна была быть сделана к понедельнику, на конец воскресного дня, а затем работал в спешке до следующего утра. С его интеллектом, типичным для Medorrhinum, и повышенной активностью мозга по ночам («приятное возбуждение ночью», Геринг; также Lachesis, Sulphur и Thuja) он обычно успевал закончить работу вовремя и, несмотря на ненужную спешку, а может быть, благодаря ей, получал хорошие оценки.

Результаты интеллектуального труда человека типа Medorrhinum могут быть очень высокого качества, несмотря на неметодичный подход к работе и на спешку в последний момент, поскольку некоторые психические процессы разворачиваются медленно на подсознательном и сознательном уровнях и человек обдумывает, сомневается, решает заново, отказывается от некоторых идей, затем снова к ним возвращается, опять откладывает в сторону и оставляет их для переваривания где-то в дальних уголках разума до тех пор, пока вдруг все эти мысли не появляются на свет все сразу и субъект чувствует «волнение, когда читает или пишет, или от умственной работы» (Кент), что выражается повышенной продуктивностью в работе. Достоевский, который писал сумасшедшими порывами по ночам под крайним давлением для того, чтобы успеть к срокам, ограниченным соглашениями с журнальными издателями, и который мог выдать почти законченный черновой вариант в один присест из своего долго перевариваемого и детально продуманного общего плана, демонстрирует сикозный миазм в основании его рабочих привычек Lachesis.

Но Достоевский — это уникум, а Medorrhinum с успехом прописывается для людей с похожими интеллектуальными привычками, которые «выходят сухими из воды», будучи студентами и работая спазматическими рывками, но, когда становятся взрослыми, тогда у них на карту ставятся более серьезные вещи, на них ложится большая ответственность и им уже нельзя откладывать свою работу на последний момент или ждать вдохновения, приходящего в последнюю минуту, а затем начинать работу в возбуждении и спешке. В это время их быстрое исполнение не до конца проработанных проектов становится недостатком. Блестящих догадок становится явно недостаточно, и теперь им необходимо работать более систематически и быть более собранными в работе.

Торопливость часто видна в самой манере говорить людей типа Medorrhinum. Они говорят быстро, извергаясь, как вулкан, большим неостанавливаемым потоком слов, временами неполными искаженными фразами, начиная с середины фразы, часто повторяясь, как будто боясь, что его не поймут («он не доверяет себе, поэтому говорит и говорит об одном и том же предмете», Роберте). Когда его спрашивают о простых вещах, он способен пуститься в скучные объяснения и запутанные изыскания, которые ещё больше запутывают спрашивающего. Он также любит «поговорить» о правах в мире, и чем больше для этого требуется слов и неоднократных повторений, тем лучше. Даже когда на него находит вдохновение, он часто объясняется несвязно, так что слова появляются ниоткуда и исчезают неизвестно куда.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Любому движению нужна энергия
Вся Вселенная находится в бесконечном движении. Появляются одни звёзды, и исчезают другие. Рождаются планеты. На них сыплются метеоритные дожди. Случаются грозы, и после дождя появляются радуги. Н ...

Заключение
Лечение собственной мочой и голодом справедливо и гуманно и более всего соответствует принципам естественного лечения (натуропатии). Заключается это в том, что заболевший человек осознает свои оши ...

ОСТРЫЕ РЕСПИРАТОРНЫЕ ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ
Острые респираторные вирусные инфекции относятся к числу самых распространенных болезней человека и составляют половину или более от общего числа острых заболеваний. Наиболее высокие показатели за ...

 
Copyright © 2010 www.medicus-amicus.ru. All Rights Reserved.